vitaRaven
Я стоял и теперь стою за прогрессивный консерватизм, который сохраняет жизнеспособное, отметает устаревшее и приемлет полезные новшества. (с)
15.02.2014 в 23:52
Пишет N.G.J.:

Отрывок из мемуаров Виктории Луизы, дочери Вильгельма II, о её брате
В своем одиночестве* Август Вильгельм всё чаще и чаще обращался к своей кузине, Виктории Маргарете. Агра, как мы её называли, была дочерью принца Фридриха Леопольда Прусского и нашей тёти Луизы Софии, сестры нашей матери. К слову, Агра была единственной прусской кузиной, которая была столь добра и дружелюбна, насколько это возможно вообразить. Мы старались не расставаться, хотя часто это было нелегко, так как её мать не высоко ценила общение с кузенами и кузинами. Родители не дружи между собой. Моя мама и тётя так сильно отличались друг от друга, что трудно было даже представить их в сестринских ролях.
В ранней юности Агра увлеклась чувством к будущему Великому герцогу Мекленбургскому, который стоял в Потсдаме в Первом гвардейском уланском полку. Но она напрасно ждала того, чтобы он объяснился с ней. Герцог, как мы узнали, дал обет жениться на известной певице, и держал его. Это было для него Point d'honneur**. Коллизия, в которую впоследствии попал великий герцог Адольф Фридрих, была столь страшна, что в итоге он покончил жизнь самоубийством. Моя кузина вышла замуж за принца Рёйсса, ровно за неделю до моей свадьбы. <…> Отец невесты не был доволен выбором Нового Потсдамского дворца для проведения королевского банкета и говорил, что «вторая свадьба лучше». Он хотел бы, чтобы свадьбу праздновали в Королевском дворце в Берлине, где состоялся парадный обед моей свадьбы. Я получила это несправедливо, по его мнению. Я сама бы предпочла наш домашний Новый дворец с его менее эффектными комнатами. Не говоря уже о свежей весенней зелени, которая окружала дворец и будто бы приветствовала невесту.
Спустя всего две недели я встретила мою кузину в пансионе возле Берхтенсгадена. Мы обе находились на медовом месяце. Когда мы с мужем сказали им на прощание, что собираемся дальше в Гмунден, то я и подумать не могла, что её брак потерпел неудачу. После войны она сказала мне: «Мы уже год живём отдельно... Мне не нужно нового горя и тревог. Life is not as I had thought it***». Развод состоялся в 1922 году. Август Вильгельм и Агра нашли друг друга в их одиночестве и разочаровании. Они хотели пожениться. Семейные и экономические трудности привели к задержке.
Когда всё, казалось, разрешилось, Агра тяжело заболела гриппом. Через восемь дней смерть забрала её. Это был ужасающий удар для моего брата. Он жаловался: «Как я могу думать о том, как вычеркнуть её из моей жизни? Но теперь должен! Хотя я и так уже много потерял. Мой ребёнок и её дружба были последним. И эта жизнь становится ещё ужасней, когда достойная любви покидает её...». Одному знакомому он писал: «Снова рухнуло всё, что я кропотливо возводил в надежде о будущем».
Приближалось Рождество того года. В письме, которое он написал по случаю, было сказано: «20 я иду на детский праздник и рождественский вечер в Глинике, хочу принести старым людям Агры (Шпорманну, лакеям, Отто, кучеру и старым смотрителям парка) небольшие коробочки... Мое Рождество будет ужасно одиноким. Я хочу только навестить маму в мавзолее и с Александром в Фриденскирхе, раздавать его подарки. Потом я посажу на могиле Агры саженец». Позднее мой брат сказал: «Я буду продолжать жить для моего ребёнка. Он мой единственный лучик света». Воспитание и благополучие сына стали составлять всю его заботу. Он стремился, насколько это возможно, заменить ему мать. В 1929 году состоялась конфирмация мальчика. Август Вильгельм пригласил меня с мужем и наших детей, «всех семерых», как он выразился, к себе домой. Дословно, он заявил: «Надеюсь, что всё получится и Александр не чувствует отсутствия родства. Вот почему я так хочу видеть вас всех, кого он так любит и кто так хорошо относятся к нему, здесь».
Когда я вспоминаю те годы, то у меня перед глазами стоит то, как Август Вильгельм был постоянно обеспокоен помощью другим. Он занимался материальной поддержкой... <…> В свободное время он писал акварелью и маслом, совершенствуя своё мастерство под началом Артура Кампфа. Темами для его работ служили, в основном, утраченные замки и сады Потсдама. Некоторое число работ он продал, и продажи эти шли достаточно хорошо. – Жил Август Вильгельм достаточно экономично. Его домашним хозяйством занималась сначала моя бывшая старшая гувернантка Элизабет фон Зальдерн, которая после работы на меня была назначена аббатисой монастыря Гроба Господня в Бранденбурге. После неё дом вела дочь генерал-полковника фон Линкера. Август Вильгельм прокомментировал перемену: «Я думаю. Что все будет в порядке. Она хорошо ведёт дом и в остальном очень скромна».
Такова была тогда жизнь моего брата Августа Вильгельма. Пусть это смутит, авторов статей нашего времени, которым хватило наглости писать в серии, «Каким действительно был кайзер и прусские принцы», помимо прочего, следующие слова: «После развода Ауви был счастлив, как никогда. Он наслаждался ревущими двадцатыми».
Смерть скосила большую часть поколения.
Моя кузина Агра умерла в возрасте 33 лет. Её брату Фридриху Карлу было 24, когда он скончался в воздушном бою в Руане. В 1927 году, её старший брат Фридрих Сигизмунд, умер из-за фатального падения с лошади на турнире, ему было 36.

*На руках принца умерла его мать, младший брат совершил самоубийство, а бывшая жена покинула Германию
**Вопрос чести (фр.)
***Жизнь не такая, какой я её представляла (англ.)


Портрет принцессы Агры времён войны

URL записи

@темы: История, Друзья